ПРАЗДНИКОВ БОРИС БАКИРОВИЧ

ИВАНОВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

и его лучший ученик

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Телу — время

Есть профессии, которыми может овладеть практически каждый желающий. Например, закончить курсы массажа. Но далеко не каждый может добраться до вершин массажного мастерства. Мануальный терапевт, или хиропракт, как его называют за границей, Борис Праздников добрался и уже много лет работает в Большом театре.

 

Как вы стали массажистом? Это призвание?

— До поры до времени я и не помышлял ни о каком массаже и мануальной терапии. До тех пор пока меня не приметил Анатолий Бирюков, профессор кафедры лечебной физической культуры, массажа и реабилитации Российской государственной академии физкультуры, где я учился. Бесконечно ему благодарен! Как-то он попросил показать на нем прием массажа. Я показал, а Бирюков предложил заняться этим всерьез и пригласил на дополнительные двухгодичные курсы массажа. Говорит, что почувствовал что-то особенное в моих руках. Я тогда выступал за сборную Советского Союза по самбо и дзюдо, завершил спортивную карьеру, отучился в академии и оказался в Спорткомитете СССР уже в качестве массажиста. Работал со сборной по боксу, затем меня переманила Латынина в сборную по спортивной гимнастике. Мое имя как-то само собой стало на слуху.

Говорят, вы попали в Большой театр благодаря Майе Плисецкой.

— Большой произвел на меня самое неприятное впечатление. Моим первым клиентом стал Марис Лиепа. А я, кстати сказать, был чрезвычайно далек от театра, тем более Большого. Слышать-то о многих слышал, а в глаза не видел. Не успел выйти на работу, как в кабинет влетает весь из себя молодой танцовщик, сует ногу в носке и через губу говорит: «Посмотри, что там у меня». В спортивном мире люди как-то проще общаются, вот я, не стесняясь в выражениях, и попросил его выйти. Потом прочитал на афише имя нахала — Марис Лиепа. В общем, не понравились мне эти театралы. Но меня-таки совратили — жена, а также Майя Плисецкая и главврач поликлиники Большого Марьяновский.

Есть ли разница в работе со спортсменами и танцовщиками?

— На первый взгляд у балета и гимнастики много общего, но, оказалось, там совершенно другая специфика. Работать со столь тонкими структурами, как балетные пальчики, стопы, коленки и т. д.,— огромный риск! И я опять часами просиживал над анатомией. Кстати, несмотря на то, что знаю ее на «пять с плюсом», никогда не стесняюсь лишний раз туда заглянуть. Но все-таки самое важное — это чутье. Я своим пальцам доверяю больше, чем снимкам. «Читаю» подушечками — там, где есть проблема, чувствую покалывание. Еще важно умение смотреть на проблему широко. Колет в груди, смотрю где, куда отдает, что с позвонками, отвечающими за эту точку, и т. д. В чем же заключается метод Бориса Праздникова?

— Массаж, разогрев тела и только потом манипуляции с суставами, позвонками. А вообще, я использую самые разные методы массажа и мануальной терапии, постоянно слежу, что происходит в этой сфере, и беру то, что кажется интересным. Предварительный разогрев тела снижает риск при работе с позвонками до минимума. Прежде чем вправлять позвонки, надо хотя бы 45 минут помассировать спину. Даже если проблема лишь в пояснице, разогревать надо весь позвоночник.

 

Самый большой риск — это, конечно, шейный отдел. Даже мои ученики боятся с ним работать, многие мануалыцики вообще за него не берутся.

Каково же было мое негодование, когда я увидел, как работает Касьян! Абсолютно «холодного» человека начинают «ломать». Так ведь и связки можно порвать, и много чего еще. Поэтому на случай осложнений у него всегда дежурили хирурги. Он породил кучу аферистов. В день пропускал не одну сотню человек. Это напоминало печи Бухенвальда.

Я в день принимаю не больше десяти пациентов. Обычно делаю две процедуры. На первой вправляю-исправляю, даю рекомендации, специальный комплекс упражнений, которые пациент должен делать дома. Через два-три дня повторный осмотр.

Можно определить, насколько хорош тот или иной мануальщик, массажист?

— Нужно попробовать. Если после первой же процедуры не стало легче, значит, не стоит и продолжать. Мне иногда говорят: «Ой, а у меня еще болит». «Может быть, дать цианистый калий, чтобы вообще больше ничего не болело? » — шучу я. Сначала убираю проблему, чуть позже уйдет и воспаление.

После сеанса осмотрите свое тело. Если обнаружите хоть один синячок, бегите от этого «доктора» как от огня. Синяк говорит лишь об одном: массажист решил действовать силой и порвал сосуды. А сила абсолютно ни к чему, здесь нужны чувствительные руки. Я вот даже локтем массирую и никогда не оставлял синяков. Грамотному специалисту не нужно объяснять, где у вас болит, он это почувствует сам — руками.

—Насколько важно для массажиста серьезное образование?

— Анатомию как минимум надо знать. Конечно, талантливый лекарь может и после курсов делать что-то стоящее. Тем не менее, чтобы развиваться, ему придется доучиваться.

Вы говорите, что чувствуете болевые точки. А этому можно научиться?

— Наверное, нет. За 40 лет работы у меня появилось 34 ученика, и ни один не чувствует так, как я. Поэтому иногда сначала сам нахожу проблему, прикладываю к больному месту палец ученика и говорю: «Ты запомни, это здесь». Подход к ученикам индивидуальный — как в плане учебы, так и в плане оплаты. С кем-то и бесплатно занимаюсь. А за границей мануальная терапия, массаж развиты лучше, чем в России?

— Ни в коей мере. Там наибольшее внимание уделяется сервису, а не практике. Я ведь постоянно езжу повышать их квалификацию. Вот сейчас поеду в Израиль, недавно был в Австралии. Доходит до смешного. Как-то пришел посмотреть в одну клинику, чем они там занимаются. Заходят в кабинет два «специалиста» в костюмах с галстуками, сверху наброшены беленькие халаты. Сначала очень серьезно рассматривают снимок, затем начинают делать па руками. Даже не вспотели! Я диву давался: как же так, крутишься тут, весь в испарине, а они хоп  —  и готовьте 200 баксов.

—Сколько стоят ваши услуги?

— По-разному. Ну хорошо, могу сказать, сколько получаю. Стыдно озвучивать: в Большом мне платят 4600 рублей. У меня

только на бензин УХОДИТ 6500.

—Что держит?

—Прирос, наверное. Когда-то меня сюда еле затащили, теперь не могу оторваться. Да и сын у меня в Большом танцует... Уже сольные партии: в «Золотом веке» — Бандита, в «Щелкунчике» — Русскую Куклу. Как тут не прирасти к театру.

Конечно, живу я на другие деньги, поэтому махнул на это рукой. Недавно устроил своего ученика в футбольную команду. Он там даже не лечит, только массирует. Получает $2,5 тыс. Могу еще сказать, что за границей за мастер-класс я беру минимум по $200 с каждого слушателя.

—Не припомните самый большой заработок?

— Как-то звонят из Сирии, просят прилететь, посмотреть отца семейства. Диагноз — грыжа. Он был очень старенький и слабый, родственники боялись, что не перенесет операцию. Ну какая Сирия, полеты, у меня и здесь дел по горло!

Тогда они привезли дедушку сюда. Посмотрел на него и думаю: «Не сломать бы». Аккуратненько помассировал, он даже заснул, потом вправил. Отвалили, как говорится, кучу денег. Еду и думаю: «Мама родная, может, вернуть половину?»

Приходилось отказывать клиентам?

— Да, несколько раз. Слишком

тяжелые случаи, боялся рисковать. Там только операция могла помочь.

—А осечки были?

— Тьфу-тьфу-тьфу. Ни разу не было. Ни разу.

— У вас есть мечта?

— Хочу сделать центр лечения позвоночника. Здание уже нашел— правда, полуразрушенное. Собираюсь приобрести

аппарат в Японии, который делает снимки без рентгена. Если это удастся, я буду единственным владельцем подобного чуда в России. А пока завидую японцам. Мечтаю подольше сохранить здоровье и продолжать лечить. Остановиться невозможно. Сгорю, если брошу

 

Олеся Якунина, Коммерсант – Деньги

№ 9 (616), 12.03 – 18.03.2007

 

Сайт помогли переделать

в Гжельской Артели

Яндекс.Метрика