ПРАЗДНИКОВ БОРИС БАКИРОВИЧ

ИВАНОВ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

и его лучший ученик

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ

Журнал «Самозащита без оружия»

Борис Бакирович Праздников родился в 1943 году в Москве. В 17 лет стал мастером спорта по самбо, позже входил в сборную команду Советского Союза по дзюдо. По окончании московского Института физкультуры (кафедра спортивной медицины) работал массажистом со сборными СССР по боксу и гимнастике. Сейчас — главный массажист Большого театра, один из лучших, если не лучший, специалист мануальной терапии в России. Пациентами Бориса Праздникова были Галина Брежнева, Борис Ельцин, Борис Березовский, многие другие известные личности. Специально на прием к Праздникову из США прилетала Синди Кроуфорд — лечить позвоночник..Наш костоправ в течение полутора часов устранил проблему, с которой американские врачи так и не смогли справиться за несколько месяцев.

 

 

 

Массажистом и костоправом прима-балерин Большого театра, которым сейчас является Праздников, он стал благодаря происшествию, случившемуся в 1973 году с Майей Плисецкой. А именно: великая артистка повредила во время репетиции поясничный отдел позвоночника. Несколько дней лежала дома, на улице Горького, — официальная медицина ничем ей помочь не могла. И тогда Плисецкой посоветовали обратиться в отдел спортивной медицины Спорткомитета СССР, к массажисту Праздникову, чья фамилия была известна всем именитым спортсменам: с ними он выезжал на международные соревнования. Борис Бакирович приехал, поколдовал со спиной балерины полчаса, вправил сместившийся позвонок, и она, изумленная, встала. И принялась уговаривать его перейти на работу в Большой театр. Ничего он ей толком не ответил. Но позже подумал-подумал и решил попробовать поработать в Большом. Временно, пока отпуск.

 

И в первый же день поссорился с Марисом Лиепой, суперзвездой советского балета, народным артистом, который был с сильными мира сего на короткой ноге. По поводу ноги, собственно, и вышел сыр-бор. Лиепа повел разговор в надменной манере, небрежно поставил поврежденную ступню на стол - мол, давай, посмотри быстро, что там. «Носки снимите, потом я (может быть!) посмотрю», — ответил Праздников тоном, которым просят удалиться. Марис выскочил из кабинета и хлопнул дверью. Вот ведь, в принципе, тоже случай. Праздников тогда сильно призадумался: а туда ли я зарулил?

А почему, собственно, Праздников решил перейти в Большой театр? Чего ему на старом месте не хватало?

 

 

— Прежде всего я получал возможность ездить по миру, изучать массажное дело в других странах. Как специалисту мне уже стало в СССР тесно, я задыхался. Конечно, со спортсменами я тоже выезжал, но лишь на пару-тройку дней. А гастроли балета — это, как правило, два месяца, тут уж можно найти специалистов, поизучать их технику. ...После случая с Лиепой Борис Бакирович хотел уйти из театра. Однако Плисецкая так уговаривала, и самому вроде бы хотелось тут работать... В общем — остался. И взял расчет в Спорткомитете. Внешне все было просто. Но душа разрывалась на части. Несмотря на то, что в театре больше никто перед ним не чванился, Праздников постоянно чувствовал, что он здесь чужой. Душа осталась там, с людьми, среди которых вырос и возмужал, которых понимал с полуслова.

...Вообще-то становиться массажистом Праздников не собирался. Он так и говорит: «Знаете, в том возрасте, лет в 13-14, когда все тебя донимают, кем ты будешь — милиционером или еще кем, — я мечтал быть гинекологом...» Между тем на практике юный Боря в это время уже вовсю постигал тонкости профессии вора-карманника... А было дело так. В одиннадцать Борис потерял отца: полученные в боях раны свели в могилу фронтовика, прошедшего всю Отечественную. Вместе с Борей в семье было пятеро детей. Мать не могла углядеть за всеми, и поскольку жили они на окраине столицы, в хулиганско-воровском Карачарово (ныне улица Нижегородская, за Таганкой), то очень скоро мальчуган попал в плохую компанию. Местные воры в законе обратили внимание на то, что у Бори ловкие длинные пальцы, и стали обучать его ремеслу карманника. Подростку нравились их овеянные романтикой байки о воровском житье-бытье, он уже начал потихоньку тырить по карманам и, наверное, так и стал бы уголовником, если бы не случай. Один из его лучших тогдашних друзей - правильный еврейский мальчик Зяма, который, собственно, и внушал Боре грезы о богатой жизни гинекологов в противовес мечтам о воровском счастье. — так вот Зяма однажды пришел к нему и сказал:

"Тут недалеко всех желающих в секцию самбо записывают. Пойдем?» И Боря пошел. И самбо перевернуло его сознание.

 

Мы ездили тренироваться на стадион «Строитель», в секцию Энергетического института. Первым тренером был Андрей Тирон. Затем его сменил Юрий Сорокин. Это были настоящие люди, которые прививали нам мужское сознание, благородство. Итак, самбо у Бори пошло хорошо. Через три года, когда ему было 17, Праздников стал мастером спорта, и выбор дальнейшего жизненного пути решился — он будет спортсменом.

 

Поступив в Институт физкультуры, Борис уверенно «набирал очки» как самбист. При этом ни одну из преподаваемых в институте дисциплин особо не выделял. К примеру, без особого восторга относился к занятиям по массажу. Однако тут на природные способности студента обратил внимание преподаватель Анатолий Бирюков, который и направил его по новой дорожке. Спустя месяца три после начала работы в Большом театре тоска Праздникова по спорту, по друзьям стала невыносимой. А тут еще однажды, как нарочно, сидит он в своем кабинете, а по телевизору — трансляция турнира по гимнастике. На экране мелькают знакомые лица...

— Я поколебался. — рассказывает Борис Бакирович. — Мне спортсмены были родными, а люди искусства... Я их не понимал, мне здесь было жутко неуютно. Я смотрел репортаж со слезами на глазах и думал, что делать: плюнуть на свое профессиональное развитие и вернуться в спорт или продолжать работать на новом месте? Это был решающий момент поединка. Такого поединка, когда ты вышел на ковер бороться с самим собой. Вот когда я понял, что эта ситуация — не трагедия, а просто жизнь как бы вывела меня на борцовский ковер, — вот тогда все у меня в голове и улеглось по полочкам. Я утер слезы и выбрал театр. ...Кстати, с Марисом Лиепой они позже стали друзьями — не разлей вода. И еще, кстати: поездив по миру с балетом, везде присматриваясь к работе массажистов. Праздников сделал вывод: самый правильный подход к мануальной терапии существует у российских костоправов. Ну, и еще у одного профессора из Токио — не случайно этот Йотико-сан делает массаж правительственным деятелям всей Юго-Восточной Азии. А к Праздникову — всегда очередь, состоящая из министров, банкиров и прочих «верхов» России.

...Однажды юный Боря, вернувшись с тренировки, застал дома зареванную старшую сестру — под глазом синяк, губа разбита. Выяснилось, что прежние «учители жизни» Бори, два авторитета и два просто блатных, пытались поглумиться над ней. Не помня себя, Борис рванул на квартиру, где любили собираться уголовники. Здесь он застал всех четверых. Двое из них были при ножах. Но Праздникова это не остановило.

 

-Я их там всех распластал, — говорит Борис Бакирович. — Бросал и через бедро, и через спину. Одному сделал из стойки упор в колено с переходом на болевой на локтевой сустав — у него рука и хрустнула!

После этого случая возврат к дурной компании был уже невозможен.

 

-Может, тогда, а может, позже, но точно благодаря самбо, — размышляет Праздников, — мне стало ясно, что главное - не деньги и ничто другое, что у тебя есть, а главное - какой ты сам у себя есть, понимаете? То есть если ты нормальный мужик, то у тебя все будет хорошо. Вот у меня всегда есть я. Праздников, и этого должно быть достаточно.

 

Журнал «Самозащита без оружия», номер 10 (12) 2005

 

Сайт помогли переделать

в Гжельской Артели

Яндекс.Метрика